Димитровград и его окрестности

Бери да помни 2 Мелекесские истории Валерий Гордеев

На грани эпох

Жуткий "зверь" впервые был пойман в Мелекессе

IV. Посадские полицмейстеры и не подозревали, какого жуткого «зверя» словили в Мелекессе

    Первый арест, тюремное заточение, а потом ссылка в Олекминск, отстоящий от Геркутека и железной дороги на две с половиной тысячи верст, глубоко в тайге. Но именно в тюремных одиночках, на пересылках, в таежной колонии политссыльных воистину выковываются ее «железный» характер, воля. Никому и никогда не удавалось сбегать из этих мест. Тем более - зимой, когда морозы под шестьдесят... А Мария Эссен, спрятанная в ящик на конных санях, взяв до Иркутска 6000 пельменей, с помощью верного друга - Кудрина уходит в зимний побег!

    Скрываясь от полиции, Мария Моисеевна покидает Россию. Она побывает в Швеции, Польше, Германии, Франции и, наконец, в Швейцарии. Там новый член РСДРП, тем более такая красивая, молодая, раскованная женщина сразу же привлекает внимание руководителя партии и редакции «Искры» - Владимира Ленина (Владимир Ильич Ульянов).

    Эссен учится партийному делу и конспирологии, работает секретарем у Ленина. Даже... живет в одной квартире у Ленина и Н.Крупской. Ильичу в ней нравится все: свобода нравов и бесшабашность, молодой задор и веселый характер. После ужина, вечерами, они часто поют дуэтом. Часто втроем ходят на прогулки. Ильич любит брать напрокат лодку и загребать на ней часами по Женевскому озеру. Причем, неизменно его в водных, как и горных походах сопровождает авантюристичная натура - М.Эссен. А на берегу часами ждет их возвращения жена вождя - Наденька.

    Именно Ленин, отправляя Марию вновь в Россию, уже в горнило первой русской революции 1905 года, лично инструктирует ее, как нужно вести боевые действия против жандармских частей. И она, оправдывая данную ей кличку вождем большевиков Лениным - «Зверь», - кидается в гущу революционного бунта в Варшаве, Одессе, Киеве, Минске. Она уже не просто боевик, умеющий пращей подсечь ноги жандармской лошади или кинуть в наступающих солдат бомбу, - она руководит целыми отрядами боевиков, создает склады вооружений. Потому что с 1902 года она-член ЦК РСДРП(б), личный посланник вождя в российские парторганизации.

    В Петербурге она меняет на посту руководителя военного комитета горкома партии, своего старшего брата Александра, который работал здесь под кличкой «Бур». Он и его жена Нина Львовна Эссен-Розенберг временно отходят от практических дел. И Мария Моисеевна лично водит в леса рабочие дружины обучая их стрельбе и бомбометанию, силой своей коммуникабельности проникает даже в криминальную среду, вербуя бандитов на поддержку революции.

    А В.Ленин, беспокоясь за судьбу своей подруги, вопрошает в письмах к российским соратникам - как там справляется со своей задачей «Зверь»? Особо доверенных спрашивает открыто: «Как там мой Зверек?». И уже требует ее к себе в Женеву.

    Людмила Сталь, Елена Стасова,и полусумасшедшая от варварских убийств, кончившая жизнь выстрелом в висок из пистолета Евгения Бош, ее коллега по «заплечным» делам в ЧК и самая кровожадная ликвидаторша оставшихся в Крыму русских офицеров Розалия Самойловна Землячка (Залкинд) - все они были подельницами и подругами в боях 1904-1906 годов, а потом в эмиграции.

    Имя Марии Моисеевны также стоит в этом неправедном ряду революционерок. И, хотя в российской жандармерии ее знали как самую недисциплинированную арестантку, самую изощренную в побегах из ссылок политкаторжанку, она всегда своей респектабельностью и привлекательностью на воле годами водила сыщиков за нос. Первый мелекесский арест стал для нее хорошим уроком. Потому в нашем городе она больше не рисковала появляться. Теперь в ней было не узнать и ленинского боевика «Зверя». Клички ее были облагорожены: «Сокол», «Нина Львовна», «Уварова», «Зинаида Дошина», «Инна Гобби», «Шикарная», «Берцинская».

    О ее боевой работе вспоминают с одобрением другие, не менее именитые большевики-ленинцы: Александр Шлихтер, (впоследствии, комиссар наркомпрода и наркомзема, полпред в Австрии, вице-президент АН Украины, кличка - «Никодим»); Розалия Залкинд («Землячка», «Муха» - под этими кличками она работала в Екатеринославе; впоследствии, - член комиссии совконтроля); Моисей Фрумкин - А.Германов (член партии Бунда, кличка «Рубин», был арестован в полицейской засаде на московской квартире сестры В .Ленина - Марии Ульяновой - кличка «Джеймс». Впоследствии, - зампред Сибревкома, зам. наркомфина СССР); Николай Скрыпник (урожден в Екатеринославской губернии, клички - «Валерьян», «Скрипкин», «Дрозд», «Щур», «Глассон», Щенский. Впоследствии, используя опыт своей работы в бандах «братства» Свердлова в 1902-1903 гг.,, работал в ВЧК, комиссии Госконтроля, Коминтерне, НКВД и Наркомюсте Украины).

    Именно Скрыпника сменили на посту военкома в Петербургском комитете РСДРП (б) А.Эссен и М.Эссен. Фрумкин входил в тот же партком вместе с Н.Эссен - Розенберг, Е.Стасовой, приват-доцентом Леманом и питерским рабочим Миллером (Незлобии). Все они отмечали неистовый характер ленинской посланницы и члена ЦК - Марии Эссен.

    Интересны здесь и воспоминания старой большевички, родной сестры рано погибшего революционера-искровца Богдана Кнунянца (Радин) - Фарандзем Минаевны Кнунянц («Фаро»), Ее второй муж, тоже знаменитый революционер Александр Серебровский (впоследствии руководитель Главнефти и Главзолота), встречался с семейкой Эссен: «В Одессе тов. Барон (Эссен) дал мне паспорт на имя Алексея Ухова, и некоторое время я благополучно работал в Николаеве, а затем - в Одесском комитете большевиков». Так рассказывает сам Серебровский, бежавший в 1904 году по пути в Шуйскую тюрьму. А.Ф.Кнунянц пишет: «Познакомилась с ним (Серебровским, - авт.), молодым рабочим Путиловского завода, на явке организатора Выборгской стороны - у товарища Барона (Эссена) в сентябре 1904 года. Барон сказал, что через него я буду поддерживать связь с Путиловским заводом...»

    И здесь происходит небольшая путаница. Ибо сама Мария Моисеевна вспоминает, что в 1906 году она: «жила вместе с приятельницей Лидией Христофоровной Гоби... устроилась на буржуазной квартире. С зеркалами и красной мебелью. Квартира благополучная, и когда в городе начались аресты, то к нам перебрался и муж, известный в подполье под псевдонимом Барон».

    Ей редко приходилось жить с мужем под одной крышей. Они редко тогда встречались, соблюдая конспирацию. Видимо, Барон, как и жена старшего брата Марии, взял себе ее фамилию. Так Эссенам приходилось дурачить полицию. Я пытался выяснить подлинное имя Барона, но в энциклопедическом словаре «Гранат» бывшие деятели революционного движения упоминают только двух Баронов. Один - латышский поэт и издатель. А во второй - явно «Эссен». Вместе с С.Кировым (Костриков) он налаживал типографию в Томске, где они и были арестованы. Известно только, что Барон был приговорен к ссылке. Сумел ли вернуться оттуда к своей Марии?

    И последнее. М.М.Эссен - член ЦК РСДРП. Однако в 1917-м она примкнула к фракции т.н. «Интернационалистов». А в ВКП(б) вступила только в 1920-м, когда в компартию почти полностью вошел еврейский "Бунд"...

    Она заведовала отделом агитации ЦК Компартии Грузии. В 1925-м переехала в Москву, где работала в Госиздате, Институте Ленина, в Коммунистическом институте журналистики. Скончалась в 1956 году в возрасте 84 лет.

Бери да помни Мелекесские истории Валерий Гордеев

(к началу)



Памятник воинам, погибшим в 1941-1945 году. «Родина-Мать» Открыт 9 мая 1975 года.

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона

Памятный знак на въезде в г.Димитровград.

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона


Памятник у проходной НИИАР г.Димитровград

 
Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона

 

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона
Проект Ольги и Анастасии Юдинских "Бюро Находок"
Творческое объединение "Изограф"
Художественная галерея Никаса Сафронова под открытым небом «Блистательная провинция России»
Краеведческий музей  г.Димитровград

Драматический театр г. Димитровград

Сайт " Димитровград и его окрестности"


mir-dim.ru. © 01.02.2011 Дизайн: mir-u.ru
Правильный CSS! Проверка сайтов