Димитровград и его окрестности

Бери да помни  Мелекесские истории Валерий Гордеев

Васся Анисси
(Анисия Васильевна Княгинина)

     Да простят мне близкие этой удивительной женщины, но только так ассоциируется у меня образ Анисии Васильевны Княгининой. В миру - скромная, тихая сельская учительница, заботливая хозяйка, подруга, соседка... В литературе, несмотря на настоящий бум вокруг ее раннего творчества, бережная в слове и простая в мысли поэтесса. Мне посчастливилось несколько раз встречаться с ней - живым классиком, первой чувашской женщиной-поэтессой. Большинство - в Новой Малыкле, где я работал в редакции райгазеты, а Княгинина жила, будучи уже на пенсии. Затем она перебралась в Мелекесс, где ей как классику советской литературы выделили от щедрот самого «образованного в мире» коммунистического режима аж 11-метровку-малосемейку в общежитии на улице М.Тореза.

На юбилее у Васся Анисси в г.Димитровграде

Здесь, в этой малосемейке, мы отмечали один из глубочайших уже ее ...летних юбилеев. Мы - это поэты Е.Ларин и Я.Рогачев, представители парторганов из Н.Малыклы и Мелекесса, гости из Чувашии, в том числе писатель Лесков. После официальной части партаппаратчики ретировались, а мы - местная «литбогема», повели гостей из Чебоксар в притулившуюся к общежитию столовку, чтобы принять за знакомством-разговором по чарке-другой за здоровье юбилярши.

Вот чего уж ей тогда не хватало, так это здоровья. Гостей классик принимала, сидя на кровати с панцирной сеткой, наскоро причесанная родственниками, в ситцевом застиранном халатике, смущаясь и своей бедноты, и немощи, подслеповато долго ощупывала взглядом каждого из пришедших, улыбалась по-домашнему каждому узнаваемому ею, смеялась шуткам, прикрывая беззубый рот ладошкой, при этом как-то озорно подпрыгивал на иссеченной сединой голове, выбивающийся из-под пластмассовой гребенки старческий хохолок-пушок.

И разум отказывался осознать факт, что эта бабушка-старушка была когда-то резвой девчушкой, жадно поглощавшей знания, смело шагнувшей прямо из беспросветности чувашской деревни в ряды разночинной молодежи России, в ряды строителей новой жизни, как они себя называли. Не верилось, что она - современница Блока и Цветаевой, Джамбула и Есенина, первые свои стихотворные впечатления от этого мира писала наравне с ними, публиковалась, стала, как выяснилось впоследствии, первой представительницей своего народа на небосклоне российской поэзии! Советская власть потребовала от грамотной чувашской девушки взять в руки вместо лиры - дело образования бесчисленного множества не только неграмотных детишек из своего народа, но и вести ликбезы для взрослых. Так, за текучкой, хозяйством, работой и общественными делами литература отошла на самое неглавное место в ее жизни.

И лишь спустя десятилетия, исследователи истории Чувашии и чувашской литературы с удивлением обнаружили в архивах журналы и газеты, альманахи со стихами под неизвестным им псевдонимом Васся Анисси... Годы упорных поисков дали результат. В далеком Мелекессе нашлась та, чьими стихами гордится сегодня Чувашия, та, кто первой среди женщин этого народа выразил и себя и свою нацию в поэзии, став уже навсегда классиком своей национальной литературы.

Оказалось, что и за годы вынужденного молчания у Васси скопилось немало литературного материала, готовых к изданию стихов, зарисо- вок, воспоминаний. Так пришло позднее признание.

Помню, в Казанском университете один из преподавателей спецдисциплин на отделении журналистики, узнав, что я из Мелекесса, заинтересованно вопрошал меня, студента, о том, знаю ли я Княгинину, знаком ли с ней, с историей ее открытия. На все вопросы я отвечал утвердительно, но запнулся в том, кому же по праву принадлежит честь ее первооткрывателя после годов забвения. Сказал, что это работа одного из известных чувашских журналистов...

- И писателей, - добавил мой педагог. - А зовут его Константин Кон- стантинович Петров. И здесь, к моему изумлению, «Тин Тиныч», как звали мы, студенты, его за глаза, да и впрямую, шутливо передо мной Раскланялся. С тех пор я уже действовал как заправский связной между Казанью и Мелекессом, перевозя приветы их друг другу, посылки, письма...

И еще одна, до боли щемящая встреча с «бедной Лизой».

Конечно, захоти она принять предложение руководства Чувашской республики и писательской организации Чувашии, в которой она со стояла как самый почетный ее член, естественно, внимание к ней было бы со стороны единомышленников утроенное, быт налажен по высшему разряду, как и подобает для классиков. Но Анисия Васильевна до конца дней своих оставалась верна земле симбирской, откуда в мир вошла как нужный людям специалист, где в родных ее сердцу Мелекессе и Н. Малыкле жили ее родные и дети, ее ученики многих поколений, где она творила для своего народа негромкие, но очень важные произведения, несла нам свет своих мыслей, свою уникальную внутреннюю культуру.,

К 1973 году Васся Анисси уже хорошо знали в мире. Не только чувашские средства массовой информации и издательства тиражировали воскресшие для народа строки, ее стихи вошли в антологию женской советской поэзии наряду с творчеством М. Цветаевой, А. Ахматовой, Ф.Алиевой, С.Капутикян... Признание таланта Васся Анисси выразилось и в том, что переводы ее произведений в нашей области делали Е.Ларин, в Саратове - В.Пырков, в Татарии - Р.Кутуй, ее переводили московские поэты, переводили и за рубежом.

6 января 1973 года ей уже отмечали 80 лет. Гости из Чебоксар и Ульяновска, Казани и Цильны, редакторы трех местных газет, руководители писательских организаций Ульяновска и Чувашии, поэт Я.Рогачев, депутат ВС Чувашии Н.Дедушкин, партработники, чувашские и мелекесские писатели: С.Шавлы, А. Воробьев, А. Роледер, Б. Корженевский, А.Кирюхин, Е. Ларин, И.Никитин дарили ей слова благодарности.

А она еще более беспомощно и более подслеповато, с высоты своего жизненного опыта и таланта, с высоты женщины-матери, поэта своего народа смущалась и одаривала нас сердечными словами, словно расшалившихся и неразумных детей своих. Да так оно и было! В мудрости «бедной Лизы», в убогости ее «заслуженного» жилища, в отстраненности ее от излишеств и дорогого имущества, она была гениально недосягаема и возвышенна, словно Будда, принимая уже ненужные ей цветы и отрезы материи, почетные грамоты Верховных Советов, духи и стихи Лишь с огромной бережливостью, словно Библию или Евангелие, прижимала к груди еще пахнувшую типографской краской свою новую очередную книгу «Мечта сбылась», выпущенную в Чувашии на родном языке для родного народа. Она успела все сказать им, детям своим, за эти почти вековые мгновения судьбы, от «А» до «Я», тем и была уми ротворена. Остальное - суета сует, тлен.

1996г.

p.s.

В 1999 году меня разыскал почетный гражданин Димитровграда, авторитетнейший в городе человек, бывший первый секретарь горкома КПСС Георгий Федорович Полнов и в довершение к истории о житии «Бедной Лизы» - Анисии Княгининой, рассказал об одном примечательном эпизоде.

Когда уже персональная пенсионерка Княгинина решила переехать в Мелекесс, в горком партии к Полнову пришли руководители городской, областной и Чувашской республиканской писательских организаций, которые ходатайствовали перед властями Мелекесса о достойном бытовом устройстве писательницы - живого классика чувашской и советской литературы. По словам Георгия Федоровича Полнова, партийное и советское руководство города решило предоставить Княгининой благоустроенную отдельную однокомнатную квартиру в новостройках соцгорода. Однако эта престарелая женщина буквально умоляла начальство предоставить ей малосемейку общежитского типа, мотивируя тем, что ей проще жить в большом людском коллективе соседей, которые всегда могут и присмотреть за старым, больным человеком, и помочь ей в бьггу. Кроме того, в доме на ул.М.Тореза тогда работали буфет, комната отдыха, комната бытовых услуг и Анисия Васильевна могла этим пользоваться, не выходя их своего дома, что было приемлемо ей по состоянию здоровья.

Именно так писательница и оказалась в малосемейке, а вовсе не потому, что власти не оценили величины ее таланта и заслуг.

     Валерий Гордеев Мелекесские истории



Памятник воинам, погибшим в 1941-1945 году. «Родина-Мать» Открыт 9 мая 1975 года.

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона

Памятный знак на въезде в г.Димитровград.

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона


Памятник у проходной НИИАР г.Димитровград

 
Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона

 

Сайт "Димитровград и его окрестности"  Правая сторона
Проект Ольги и Анастасии Юдинских "Бюро Находок"
Творческое объединение "Изограф"
Художественная галерея Никаса Сафронова под открытым небом «Блистательная провинция России»
Краеведческий музей  г.Димитровград

Драматический театр г. Димитровград

Сайт " Димитровград и его окрестности"


mir-dim.ru. © 01.02.2011 Дизайн: mir-u.ru
Правильный CSS! Проверка сайтов